Автор Тема: Литература... Прискорбно, что почитателей мало ....  (Прочитано 4319 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн il461

  • Наставник
  • *******
  • Регистрация: 15 Февр. 2015
  • Откуда: Архангельск
  • Сообщений: 2897
  • Лайков: 63
  • Поблагодарили: 639
  • Рейтинг: +7/-0
Александр Трифонович Твардовский.

"Василий Теркин" книга про бойца

ОТ АВТОРА
                      На войне, в пыли походной,
                      В летний зной и в холода,
                      Лучше нет простой, природной
                      Из колодца, из пруда,
                      Из трубы водопроводной,
                      Из копытного следа,
                      Из реки, какой угодно,
                      Из ручья, из-подо льда, -
                      Лучше нет воды холодной,
                      Лишь вода была б - вода.

                      На войне, в быту суровом,
                      В трудной жизни боевой,
                      На снегу, под хвойным кровом,
                      На стоянке полевой, -
                      Лучше нет простой, здоровой,
                      Доброй пищи фронтовой.
                      Важно только, чтобы повар
                      Был бы повар - парень свой;
                      Чтобы числился недаром,
                      Чтоб подчас не спал ночей, -
                      Лишь была б она с наваром
                      Да была бы с пылу, с жару -
                      Подобрей, погорячей;

                      Чтоб идти в любую драку,
                      Силу чувствуя в плечах,
                      Бодрость чувствуя.
                                       Однако
                      Дело тут не только в щах.

                      Жить без пищи можно сутки,
                      Можно больше, но порой
                      На войне одной минутки
                      Не прожить без прибаутки,
                      Шутки самой немудрой.

                      Не прожить, как без махорки,
                      От бомбежки до другой
                      Без хорошей поговорки
                      Или присказки какой -

                      Без тебя, Василий Теркин,
                      Вася Теркин - мой герой,
                      А всего иного пуще
                      Не прожить наверняка -
                      Без чего? Без правды сущей,
                      Правды, прямо в душу бьющей,
                      Да была б она погуще,
                      Как бы ни была горька.

                      Что ж еще?.. И все, пожалуй.
                      Словом, книга про бойца
                      Без начала, без конца.
                      Почему так - без начала?
                      Потому, что сроку мало
                      Начинать ее сначала.

                      Почему же без конца?
                      Просто жалко молодца.

                      С первых дней годины горькой,
                      В тяжкий час земли родной
                      Не шутя, Василий Теркин,
                      Подружились мы с тобой,

                      Я забыть того не вправе,
                      Чем твоей обязан славе,
                      Чем и где помог ты мне.
                      Делу время, час забаве,
                      Дорог Теркин на войне.

                      Как же вдруг тебя покину?
                      Старой дружбы верен счет.
                      Словом, книгу с середины
                      И начнем. А там пойдет.
Пользователи, сказавшие спасибо: Босс, КЛИМ, Kjamus, spart1978

Оффлайн il461

  • Наставник
  • *******
  • Регистрация: 15 Февр. 2015
  • Откуда: Архангельск
  • Сообщений: 2897
  • Лайков: 63
  • Поблагодарили: 639
  • Рейтинг: +7/-0
НА ПРИВАЛЕ
                      - Дельный, что и говорить,
                      Был старик тот самый,
                      Что придумал суп варить
                      На колесах прямо.
                      Суп - во-первых. Во-вторых,
                      Кашу в норме прочной.
                      Нет, старик он был старик
                      Чуткий - это точно.

                      Слышь, подкинь еще одну
                      Ложечку такую,
                      Я вторую, брат, войну
                      На веку воюю.
                      Оцени, добавь чуток.

                      Покосился повар:
                      "Ничего себе едок -
                      Парень этот новый".
                      Ложку лишнюю кладет,
                      Молвит несердито:

                      - Вам бы, знаете, во флот
                      С вашим аппетитом.
                      Тот: - Спасибо. Я как раз
                      Не бывал во флоте.
                      Мне бы лучше, вроде вас,
                      Поваром в пехоте. -
                      И, усевшись под сосной,
                      Кашу ест, сутулясь.

                      "Свой?" - бойцы между собой, -
                      "Свой!" - переглянулись.

                      И уже, пригревшись, спал
                      Крепко полк усталый.
                      В первом взводе сон пропал,
                      Вопреки уставу.

                      Привалясь к стволу сосны,
                      Не щадя махорки,
                      На войне насчет войны
                      Вел беседу Теркин.

                      - Вам, ребята, с серединки
                      Начинать. А я скажу:
                      Я не первые ботинки
                      Без починки здесь ношу.
                      Вот вы прибыли на место,
                      Ружья в руки - и воюй.
                      А кому из вас известно,
                      Что такое сабантуй?

                      - Сабантуй - какой-то праздник?
                      Или что там - сабантуй?

                      - Сабантуй бывает разный,
                      А не знаешь - не толкуй,

                      Бот под первою бомбежкой
                      Полежишь с охоты в лежку,
                      Жив остался - не горюй:

                      - Это малый сабантуй.

                      Отдышись, покушай плотно,
                      Закури и в ус не дуй.
                      Хуже, брат, как минометный
                      Вдруг начнется сабантуй.
                      Тот проймет тебя поглубже, -
                      Землю-матушку целуй.
                      Но имей в виду, голубчик,
                      Это - средний сабантуй.

                      Сабантуй - тебе наука,
                      Браг лютует - сам лютуй.
                      Но совсем иная штука
                      Это - главный сабантуй.

                      Парень смолкнул на минуту,
                      Чтоб прочистить мундштучок,
                      Словно исподволь кому-то
                      Подмигнул: держись, дружок...

                      - Вот ты вышел спозаранку,
                      Глянул - в пот тебя и в дрожь;
                      Прут немецких тыща танков...
                      - Тыща танков? Ну, брат, врешь..

                      - А с чего мне врать, дружище?
                      Рассуди - какой расчет?
                      - Но зачем же сразу - тыща?
                      - Хорошо. Пускай пятьсот,

                      - Ну, пятьсот. Скажи по чести,
                      Не пугай, как старых баб.

                      - Ладно. Что там триста, двести -
                      Повстречай один хотя б...

                      - Что ж, в газетке лозунг точен;

                      Не беги в кусты да в хлеб.
                      Танк - он с виду грозен очень,
                      А на деле глух и слеп.

                      - То-то слеп. Лежишь в канаве,
                      А на сердце маята:

                      Вдруг как сослепу задавит, -
                      Ведь не видит ни черта.

                      Повторить согласен снова:

                      Что не знаешь - не толкуй.
                      Сабантуй - одно лишь слово -
                      Сабантуй!.. Но сабантуй
                      Может в голову ударить,
                      Или попросту, в башку.
                      Вот у нас один был парень...
                      Дайте, что ли, табачку.

                      Балагуру смотрят в рот,
                      Слово ловят жадно.
                      Хорошо, когда кто врет
                      Весело и складно.

                      В стороне лесной, глухой,
                      При лихой погоде,
                      Хорошо, как есть такой
                      Парень на походе.

                      И несмело у него
                      Просят: - Ну-ка, на ночь
                      Расскажи еще чего,
                      Василий Иваныч...

                      Ночь глуха, земля сыра.
                      Чуть костер дымится.

                      - Нет, ребята, спать пора,
                      Начинай стелиться.

                      К рукаву припав лицом,
                      На пригретом взгорке
                      Меж товарищей бойцов
                      Лег Василий Теркин.

                      Тяжела, мокра шинель,
                      Дождь работал добрый.
                      Крыша - небо, хата - ель,
                      Корни жмут под ребра.

                      Но не видно, чтобы он
                      Удручен был этим,
                      Чтобы сон ему не в сон
                      Где-нибудь на свете.

                      Вот он полы подтянул,
                      Укрывая спину,
                      Чью-то тещу помянул,
                      Печку и перину.

                      И приник к земле сырой,
                      Одолен истомой,
                      И лежит он, мой герой,
                      Спит себе, как дома.

                      Спит - хоть голоден, хоть сыт,
                      Хоть один, хоть в куче.
                      Спать за прежний недосып,
                      Спать в запас научен.

                      И едва ль герою снится
                      Всякой ночью тяжкий сон:

                      Как от западной границы
                      Отступал к востоку он;

                      Как прошел он, Вася Теркин,
                      Из запаса рядовой,
                      В просоленной гимнастерке
                      Сотни верст земли родной.

                      До чего земля большая,
                      Величайшая земля.
                      И была б она чужая,
                      Чья-нибудь, а то - своя.

                      Спит герой, храпит - и точка.
                      Принимает все, как есть.
                      Ну, своя - так это ж точно.
                      Ну, война - так я же здесь.

                      Спит, забыв о трудном лете.
                      Сон, забота, не бунтуй.
                      Может, завтра на рассвете
                      Будет новый сабантуй.

                      Спят бойцы, как сон застал,
                      Под сосною впОкат,
                      Часовые на постах
                      Мокнут одиноко.

                      Зги не видно. Ночь вокруг.
                      И бойцу взгрустнется.
                      Только что-то вспомнит вдруг,
                      Вспомнит, усмехнется.

                      И как будто сон пропал,
                      Смех дрогнал зевоту.

                      - Хорошо, что он попал,
                      Теркин, в нашу роту.
Пользователи, сказавшие спасибо: КЛИМ, spart1978

Оффлайн il461

  • Наставник
  • *******
  • Регистрация: 15 Февр. 2015
  • Откуда: Архангельск
  • Сообщений: 2897
  • Лайков: 63
  • Поблагодарили: 639
  • Рейтинг: +7/-0
ПЕРЕПРАВА
                      Переправа, переправа!
                      Берег левый, берег правый,
                      Снег шершавый, кромка льда.,

                      Кому память, кому слава,
                      Кому темная вода, -
                      Ни приметы, ни следа.

                      Ночью, первым из колонны,
                      Обломав у края лед,
                      Погрузился на понтоны.
                      Первый взвод.
                      Погрузился, оттолкнулся
                      И пошел. Второй за ним.
                      Приготовился, пригнулся
                      Третий следом за вторым.

                      Как плоты, пошли понтоны,
                      Громыхнул один, другой
                      Басовым, железным тоном,
                      Точно крыша под ногой.

                      И плывут бойцы куда-то,
                      Притаив штыки в тени.
                      И совсем свои ребята
                      Сразу - будто не они,
                      Сразу будто не похожи
                      На своих, на тех ребят:

                      Как-то все дружней и строже,
                      Как-то все тебе дороже
                      И родней, чем час назад.

                      Поглядеть - и впрямь - ребята!
                      Как, по правде, желторот,
                      Холостой ли он, женатый,
                      Этот стриженый народ.

                      Но уже идут ребята,
                      На войне живут бойцы,
                      Как когда-нибудь в двадцатом
                      Их товарищи - отцы.

                      Тем путем идут суровым,
                      Что и двести лет назад
                      Проходил с ружьем кремневым
                      Русский труженик-солдат.

                      Мимо их висков вихрастых,
                      Возле их мальчишьих глаз
                      Смерть в бою свистела часто
                      И минет ли в этот раз?

                      Налегли, гребут, потея,
                      Управляются с шестом.
                      А вода ревет правее -
                      Под подорванным мостом.

                      Вот уже на середине
                      Их относит и кружит...

                      А вода ревет в теснине,
                      Жухлый лед в куски крошит,
                      Меж погнутых балок фермы
                      Бьется в пене и в пыли...

                      А уж первый взвод, наверно,
                      Достает шестом земли.

                      Позади шумит протока,
                      И кругом - чужая ночь.
                      И уже он так далеко,
                      Что ни крикнуть, ни помочь.

                      И чернеет там зубчатый,
                      За холодною чертой,
                      Неподступный, непочатый
                      Лес над черною водой.

                      Переправа, переправа!
                      Берег правый, как стена...

                      Этой ночи след кровавый
                      В море вынесла волна.

                      Было так: из тьмы глубокой,
                      Огненный взметнув клинок,
                      Луч прожектора протоку
                      Пересек наискосок.

                      И столбом поставил воду
                      Вдруг снаряд. Понтоны - в ряд.
                      Густо было там народу -
                      Наших стриженых ребят...

                      И увиделось впервые,
                      Не забудется оно:
                      Люди теплые, живые
                      Шли на дно, на дно, на дно..

                      Под огнем неразбериха -
                      Где свои, где кто, где связь?

                      Только вскоре стало тихо, -
                      Переправа сорвалась.

                      И покамест неизвестно,
                      Кто там робкий, кто герой,
                      Кто там парень расчудесный,
                      А наверно, был такой.

                      Переправа, переправа...
                      Темень, холод. Ночь как год.

                      Но вцепился в берег правый,
                      Там остался первый взвод.

                      И о нем молчат ребята
                      В боевом родном кругу,
                      Словно чем-то виноваты,
                      Кто на левом берегу.

                      Не видать конца ночлегу.
                      За ночь грудою взялась
                      Пополам со льдом и снегом
                      Перемешанная грязь.

                      И усталая с похода,
                      Что б там ни было, - жива,
                      Дремлет, скорчившись, пехота,
                      Сунув руки в рукава.

                      Дремлет, скорчившись, пехота,
                      И в лесу, в ночи глухой
                      Сапогами пахнет, потом,
                      Мерзлой хвоей и махрой.

                      Чутко дышит берег этот
                      Вместе с теми, что на том
                      Под обрывом ждут рассвета,
                      Греют землю животом, -
                      Ждут рассвета, ждут подмоги,
                      Духом падать не хотят.

                      Ночь проходит, нет дороги
                      Ни вперед и ни назад...

                      А быть может, там с полночи
                      Порошит снежок им в очи,
                      И уже давно
                      Он не тает в их глазницах
                      И пыльцой лежит на лицах -
                      Мертвым все равно.

                      Стужи, холода не слышат,
                      Смерть за смертью не страшна,
                      Хоть еще паек им пишет
                      Первой роты старшина,

                      Старшина паек им пишет,
                      А по почте полевой
                      Не быстрей идут, не тише
                      Письма старые домой,
                      Что еще ребята сами
                      На привале при огне
                      Где-нибудь в лесу писали
                      Друг у друга на спине...

                      Из Рязани, из Казани,
                      Из Сибири, из Москвы -
                      Спят бойцы.
                      Свое сказали
                      И уже навек правы.

                      И тверда, как камень, груда,
                      Где застыли их следы...

                      Может - так, а может - чудо?
                      Хоть бы знак какой оттуда,
                      И беда б за полбеды.

                      Долги ночи, жестки зори
                      В ноябре - к зиме седой.

                      Два бойца сидят в дозоре
                      Над холодною водой.

                      То ли снится, то ли мнится,
                      Показалось что невесть,
                      То ли иней на ресницах,
                      То ли вправду что-то есть?

                      Видят - маленькая точка
                      Показалась вдалеке:
                      То ли чурка, то ли бочка
                      Проплывает по реке?

                      - Нет, не чурка и не бочка -
                      Просто глазу маята.
                      - Не пловец ли одиночка?
                      - Шутишь, брат. Вода не та!
                      - Да, вода... Помыслить страшно.
                      Даже рыбам холодна.
                      - Не из наших ли вчерашних
                      Поднялся какой со дна?..

                      Оба разом присмирели.
                      И сказал один боец:
                      - Нет, он выплыл бы в шинели,
                      С полной выкладкой, мертвец.

                      Оба здорово продрогли,
                      Как бы ни было, - впервой.

                      Подошел сержант с биноклем.
                      Присмотрелся: нет, живой.

                      - Нет, живой. Без гимнастерки.
                      - А не фриц? Не к нам ли в тыл?
                      - Нет. А может, это Теркин? -
                      Кто-то робко пошутил.

                      - Стой, ребята, не соваться,
                      Толку нет спускать понтон.
                      - Разрешите попытаться?
                      - Что пытаться!
                      - Братцы, - он!

                      И, у заберегов корку
                      Ледяную обломав,
                      Он как он, Василий Теркин,
                      Встал живой, - добрался вплавь.

                      Гладкий, голый, как из бани,
                      Встал, шатаясь тяжело.
                      Ни зубами, ни губами
                      Не работает - свело.

                      Подхватили, обвязали,
                      Дали валенки с ноги.
                      Пригрозили, приказали -
                      Можешь, нет ли, а беги.

                      Под горой, в штабной избушке,
                      Парня тотчас на кровать
                      Положили для просушки,
                      Стали спиртом растирать.

                      Растирали, растирали...
                      Вдруг он молвит, как во сне:
                      - Доктор, доктор, а нельзя ли
                      Изнутри погреться мне,
                      Чтоб не все на кожу тратить?

                      Дали стопку - начал жить,
                      Приподнялся на кровати:

                      - Разрешите доложить...
                      Взвод на правом берегу
                      Жив-здоров назло врагу!
                      Лейтенант всего лишь просит
                      Огоньку туда подбросить.

                      А уж следом за огнем
                      Встанем, ноги разомнем.
                      Что там есть, перекалечим,
                      Переправу обеспечим...

                      Доложил по форме, словно
                      Тотчас плыть ему назад.

                      - Молодец! - сказал полковник.
                      Молодец! Спасибо, брат.

                      И с улыбкою неробкой
                      Говорит тогда боец:

                      - А еще нельзя ли стопку,
                      Потому как молодец?

                      Посмотрел полковник строго,
                      Покосился на бойца.
                      - Молодец, а будет много -
                      Сразу две.
                      - Так два ж конца...

                      Переправа, переправа!
                      Пушки бьют в кромешной мгле.

                      Бой идет святой и правый.
                      Смертный бой не ради славы,
                      Ради жизни на земле.
Пользователи, сказавшие спасибо: КЛИМ, spart1978

Оффлайн il461

  • Наставник
  • *******
  • Регистрация: 15 Февр. 2015
  • Откуда: Архангельск
  • Сообщений: 2897
  • Лайков: 63
  • Поблагодарили: 639
  • Рейтинг: +7/-0
О  НАГРАДЕ
                      - Нет, ребята, я не гордый.
                      Не загадывая вдаль,
                      Так скажу: зачем мне орден?
                      Я согласен на медаль.

                      На медаль. И то не к спеху.
                      Вот закончили б войну,
                      Вот бы в отпуск я приехал
                      На родную сторону.

                      Буду ль жив еще? - Едва ли.
                      Тут воюй, а не гадай.
                      Но скажу насчет медали:
                      Мне ее тогда подай.

                      Обеспечь, раз я достоин.
                      И понять вы все должны:

                      Дело самое простое -
                      Человек пришел с войны.

                      Вот пришел я с полустанка
                      В свой родимый сельсовет.
                      Я пришел, а тут гулянка.
                      Нет гулянки? Ладно, нет.

                      Я в другой колхоз и в третий -
                      Вся округа на виду.
                      Где-нибудь я в сельсовете
                      На гулянку попаду.

                      И, явившись на вечерку,
                      Хоть не гордый человек,
                      Я б не стал курить махорку,
                      А достал бы я "Казбек".

                      И сидел бы я, ребята,
                      Там как раз, друзья мои,
                      Где мальцом под лавку прятал
                      Ноги босые свои.

                      И дымил бы папиросой,
                      Угощал бы всех вокруг.
                      И на всякие вопросы
                      Отвечал бы я не вдруг.

                      - Как, мол, что? - Бывало всяко.
                      - Трудно все же? - Как когда.
                      - Много раз ходил в атаку?
                      - Да, случалось иногда.

                      И девчонки на вечерке
                      Позабыли б всех ребят,
                      Только слушали б девчонки,
                      Как ремни на мне скрипят.

                      И шутил бы я со всеми,
                      И была б меж них одна...
                      И медаль на это время
                      Мне, друзья, вот так нужна!

                      Ждет девчонка, хоть не мучай,
                      Слова, взгляда твоего...

                      - Но, позволь, на этот случай
                      Орден тоже ничего?
                      Вот сидишь ты на вечерке,
                      И девчонка - самый цвет.

                      - Нет, -сказал Василий Теркин
                      И вздохнул. И снова: - Нет.
                      Нет, ребята. Что там орден.
                      Не загадывая вдаль,
                      Я ж сказал, что я не гордый,
                      Я согласен на медаль.
x x x
                      Теркин, Теркин, добрый малый,
                      Что тут смех, а что печаль.
                      Загадал ты, друг, немало,
                      Загадал далеко вдаль.

                      Были листья, стали почки,
                      Почки стали вновь листвой.
                      А не носит писем почта
                      В край родной смоленский твой.

                      Где девчонки, где вечерки?
                      Где родимый сельсовет?
                      Знаешь сам, Василий Теркин,
                      Что туда дороги нет.

                      Нет дороги, нету права
                      Побывать в родном селе.

                      Страшный бой идет, кровавый,
                      Смертный бой не ради славы,
                      Ради жизни на земле.
Пользователи, сказавшие спасибо: Босс, КЛИМ, spart1978, sssergei

Оффлайн spart1978

  • Куратор
  • Старожил
  • *
  • Регистрация: 16 Февр. 2015
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Сообщений: 8144
  • Лайков: 110
  • Поблагодарили: 1187
  • Рейтинг: +19/-0
Фига тя Илюха торкнуло то в 4 утра :8: не спалось??? :8:
"Но я в сапоги заправляю клеша! Х#й меня сломишь - жизнь хороша!" © С.В. Шнуров

Оффлайн КЛИМ

  • Одобренные
  • Старожил
  • *
  • Регистрация: 14 Янв. 2015
  • Откуда: Соломбала
  • Сообщений: 7182
  • Лайков: 56
  • Поблагодарили: 935
  • Рейтинг: +42/-0
    • Прометей. Изготовление Корпусной Мебели на Заказ.
Читал в детстве :10:
8911572Ч202 можно на ты.

https://vk.com/klimovav
 Добавляйтесь в друзья!

Оффлайн КЛИМ

  • Одобренные
  • Старожил
  • *
  • Регистрация: 14 Янв. 2015
  • Откуда: Соломбала
  • Сообщений: 7182
  • Лайков: 56
  • Поблагодарили: 935
  • Рейтинг: +42/-0
    • Прометей. Изготовление Корпусной Мебели на Заказ.
Нет, ребята, я не гордый.
                      Не загадывая вдаль,
                      Так скажу: зачем мне орден?
                      Я согласен на медаль.
Всегда в памяти почему то. :2:
8911572Ч202 можно на ты.

https://vk.com/klimovav
 Добавляйтесь в друзья!
Пользователи, сказавшие спасибо: Dokc

Оффлайн il461

  • Наставник
  • *******
  • Регистрация: 15 Февр. 2015
  • Откуда: Архангельск
  • Сообщений: 2897
  • Лайков: 63
  • Поблагодарили: 639
  • Рейтинг: +7/-0
КЛИМ
именно эти строки побудили к теме

Оффлайн il461

  • Наставник
  • *******
  • Регистрация: 15 Февр. 2015
  • Откуда: Архангельск
  • Сообщений: 2897
  • Лайков: 63
  • Поблагодарили: 639
  • Рейтинг: +7/-0
Степан Писахов
Перелилиха
Глянь-ко, гость, на улицу. Вишь — Перепилиха идет? Сама перестарок, а гляди-ко, фасониста идет, буди жгется: как таракан по горячей печи.
Голос у ее такой пронзительной силы, что страсть!
И с чего взялось? С медведя.
Пошла это Перепилиха (тогда ее другомя звали) за ягодами. Ягода брусника спела, крупна. Перепилиха грабилкой собират-торопится.
Ты грабилку-то знашь? Така деревянна, на манер ковша, только долговата, с узорами по краям. У Перепилихи было бабкино приданое.
Ну, ладно, собират Перепилиха ягоды и слышит: что-то трешшит, кто-то пыхтит.
Глянула, а перед ней медведь, и тоже ягоды собират!
Перепилиха со всего-то голосу визгнула. И столь пронзительно, что медведя наскрозь проткнула и наповал убила голосом!
Да над ним ишшо долго визжала боялась, кабы не ожил.
Потом медведя за лапу домой поволокла и всю дорогу голосом верешшала. И от того самого места, где медведя убила, и до самой Уймы как просека стала. Больши и малы дерева и кусты, как порублены, пали от Перепилихиного голосу.
Дома за мужа взялась — и пилила и пилила!
Зачем одну в лес пустил? Зачем в эку опасность толкнул? Зачем не помог медведя волокчи?
Муж Перепилихи и рта открыть не успел. Перепилиха его перепилила. Так сквозна дыра и засветилась.
Доктор потом рассмотрел и сказал:
— Кабы в сторону на вершок — и сердце прошибла бы!
Жить доктор дозволил, только велел деревянну пробку сделать. Пробку сделали. Так с пробкой и ходит мужик. А как пробку вынет — дух через дыру пойдет и заиграт музыкой приятной. Перепилихин муж наловчился: пробку открыват да закрыват, и на манер плясовой музыки выходит. Его на свадьбы зовут заместо гармониста.
А Перепилиха с той поры в силу вошла. Ей перечить никто не моги.
Она перво-наперво ум отобьет голосом, опосля того голосом всего исшшиплет, прицарапат.
Мы только выторапливались уши закрыть. Коли ухом не воймуем, на нас голос Перепилихин и силы не имет.
Одиново видим — куры да собаки всполошились, кто куды удирают. Ну, нам понятно — это, значит, Перепилиха истошным голосом заверешшала.
Перепилиху, вишь, кто-то в деревне Жаровихе обругал али в гостях не назвал самолутчей гостьюшкой.
Перепилиха отругиваться собралась, а для проминанья голоса у нас по Уйме силу пробует.
Мы еенну повадку вызнали дотошно.
Сейчас уши себе закрыли, кто чем попало. Кто сковородками, кто горшком, а моей жоны бабка ушатом накрылась. А попадья перину на голову вздыбила, одеялом повязалась да мимо Перепилихи павой проплыла. Уши затворены, — и вся ересь голосова нипочем.
Перепилиха со всей злостью крутнулась на Жаровиху, — по дороге только пыль взвилась.
А жаровихинцы уже приготовились. Двери, окошки затворили накрепко, уши позатыкали. А дома, которы не крашены, наскоро мелом замазали — на крашеное Перепилихин голос силы не имет.
Вот Перепилиха по деревне скется, изводится. А все безо всякого толку.
Жаровихински жонки из окошек всяки ругательны рожи корчат.
Увидала Перепилиха один дом некрашеной, к тому дому подскочила, дак от дома враз щепки полетели.
Жил в том дому мужичонко — Опарой его звали, житьишко у Опары маловатно, домишко чуть на ногах стоял. Опара догадался да на крышу с ушатом воды вылез да и чохнул на Перепилиху цельным ушатом.
Перепилиха смолкла и силу голосову потеряла.
Тут выскочили жаровихински жонки, а в ругани они порато наторели. И взялись они Перепилиху отругивать и за старо, и за ново, и за сколько лет вперед.
Про воду мы в соображенье взяли. Стали Перепилиху водой утихомиривать, а коли в гости придет — мы ковшик с водой перед носом поставим, чтобы голосу своему меру знала.
Перепилиху мы и на обчественну пользу приспособлям: как чишшемину задумам, сейчас Перепилиху пошлем дерева да кусты голосом рубить.
Да ты погодь уходить, слушашь ты хорошо и для меня самолутчей гостюшко, погодь, может Перепилихин муж завернуть, ты евонну музыку сам послушашь.
Пользователи, сказавшие спасибо: КЛИМ

Оффлайн spart1978

  • Куратор
  • Старожил
  • *
  • Регистрация: 16 Февр. 2015
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Сообщений: 8144
  • Лайков: 110
  • Поблагодарили: 1187
  • Рейтинг: +19/-0
Сергей Есенин

Край любимый! Сердцу снятся
Скирды солнца в водах лонных.
Я хотел бы затеряться
В зеленях твоих стозвонных.
По меже на переметке
Резеда и риза кашки.
И вызванивают в четки
Ивы, кроткие монашки.
Курит облаком болото,
Гарь в небесном коромысле.
С тихой тайной для кого-то
Затаил я в сердце мысли.
Все встречаю, все приемлю,
Рад и счастлив душу вынуть.
Я пришел на эту землю,
Чтоб скорей ее покинуть.

1914 г.
"Но я в сапоги заправляю клеша! Х#й меня сломишь - жизнь хороша!" © С.В. Шнуров

Оффлайн spart1978

  • Куратор
  • Старожил
  • *
  • Регистрация: 16 Февр. 2015
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Сообщений: 8144
  • Лайков: 110
  • Поблагодарили: 1187
  • Рейтинг: +19/-0
Может немного не в тему, автор неизвестен, просто наткнулся в сети и пробрало...

Он шел по улице и тихо плакал.
Облезлый, одноухий, и с больною лапой.
Повисший хвост, несчастные глаза,
А в них жемчужинкой дрожит слеза.
Его никто вокруг не замечал,
А если и заметил, то ворчал,
А мог еще и палкой замахнуться.
Он убегал, когда мог увернуться.
Он с грустью думал:"Я такой урод.
Ну кто такого жить к себе возьмет».
Так шел он, шел по краешку дороги.
И вдруг перед собой увидел ноги.
Огромные такие две ноги,
Обутые в большие сапоги.
В смертельном страхе он закрыл глаза,
А человек нагнулся и сказал:
«Красавец-то, какой! А ухо! Взгляд!
Пойдешь со мной? Я буду очень рад.
Принцессу и дворец не обещаю,
А молочком с сосиской угощаю».
Нагнулся, протянул к нему ладошку.
Он первый раз держал в ладошках кошку.
Взглянул на небо, думал, дождь закапал.
А это кот в руках от счастья плакал....
"Но я в сапоги заправляю клеша! Х#й меня сломишь - жизнь хороша!" © С.В. Шнуров
Пользователи, сказавшие спасибо: Ванич

Оффлайн spart1978

  • Куратор
  • Старожил
  • *
  • Регистрация: 16 Февр. 2015
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Сообщений: 8144
  • Лайков: 110
  • Поблагодарили: 1187
  • Рейтинг: +19/-0
И вот еще...

Чужая боль - дворняга грязная,
Не трогай детка, а вдруг заразная!
Не гладь! Испачкаешь ладошки.
Зачем? Иди другой дорожкой.
А детка подрастает, зная:
так проще жить..не замечая.
Зачем тащить чужую ношу,
делить беду? Придумал тоже!
Сам разбирай, не мне же больно,
с меня своих проблем довольно!
И так и дальше, жить в покое.
Делить всё на своё и на чужое.
Чужую боль в упор не замечают,
забыв одно..
бездушье не прощают!

"Но я в сапоги заправляю клеша! Х#й меня сломишь - жизнь хороша!" © С.В. Шнуров
Пользователи, сказавшие спасибо: Ванич, Cross-eyed Bob

Оффлайн Ванич

  • Мастер
  • ******
  • Регистрация: 27 Февр. 2015
  • Откуда:
  • Сообщений: 915
  • Лайков: 9
  • Поблагодарили: 125
  • Рейтинг: +14/-0
Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных... Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня...
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз...
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг, —
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной,
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.
— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! —
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо...
— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь~-
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
— Не бойся, мальчик мой. Сейчас
вздохнешь ты вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно. —
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой.
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой1
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,

Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей...
Пользователи, сказавшие спасибо: il461

Оффлайн Cross-eyed Bob

  • Спец
  • ***
  • Регистрация: 10 Мая 2015
  • Откуда: Архангельск
  • Сообщений: 173
  • Лайков: 0
  • Поблагодарили: 73
  • Рейтинг: +7/-0
  • За спиной рюкзак вместо крыльев...
А я, ребят, Бродского люблю...
Ну и кучу других поэтов...
Сам пишу иногда...

Так вот, о Бродском...

КОНЕЦ ПРЕКРАСНОЙ ЭПОХИ

Потому что искусство поэзии требует слов,
     я -- один из глухих, облысевших, угрюмых послов
     второсортной державы, связавшейся с этой, --
     не желая насиловать собственный мозг,
     сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск
        за вечерней газетой.

     Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал
     в этих грустных краях, чей эпиграф -- победа зеркал,
     при содействии луж порождает эффект изобилья.
     Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.
     Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя, --
        это чувство забыл я.

     В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны,
     стены тюрем, пальто; туалеты невест -- белизны
     новогодней, напитки, секундные стрелки.
     Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей;
     пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей --
        деревянные грелки.

     Этот край недвижим. Представляя объем валовой
     чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой,
     вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.
     Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.
     Даже стулья плетеные держатся здесь
        на болтах и на гайках.

     Только рыбы в морях знают цену свободе; но их
     немота вынуждает нас как бы к созданью своих
     этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.
     Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах,
     свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.
        Кочет внемлет курантам.

     Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,
     к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,
     видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.
     И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,
     но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут --
        тут конец перспективы.

     То ли карту Европы украли агенты властей,
     то ль пятерка шестых остающихся в мире частей
     чересчур далека. То ли некая добрая фея
     надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.
     Сам себе наливаю кагор -- не кричать же слугу --
        да чешу котофея...

     То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,
     то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.
     Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,
     паровоз с кораблем -- все равно не сгоришь от стыда:
     как и челн на воде, не оставит на рельсах следа
        колесо паровоза.

     Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"?
     Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,
     обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,
     как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;
     но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
        продырявленным вправе.

     Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те
     времена, неспособные в общей своей слепоте
     отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.
     Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.
     Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть,
        чтоб спросить с тебя, Рюрик.

     Зоркость этих времен -- это зоркость к вещам тупика.
     Не по древу умом растекаться пристало пока,
     но плевком по стене. И не князя будить -- динозавра.
     Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.
     Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора
        да зеленого лавра.
[/b]
ДУШУ БОГУ НЕ ОТДАЛ, И ВАМ НЕ ОТДАМ!☠
Пользователи, сказавшие спасибо: spart1978

Оффлайн Dokc

  • Участник
  • **
  • Регистрация: 22 Апр. 2015
  • Откуда:
  • Сообщений: 53
  • Лайков: 0
  • Поблагодарили: 13
  • Рейтинг: +3/-0
Cross-eyed Bob,  моё любимое и всем известное.....
 у Бродского стихов ни счесть хороших.
как много в жизни нашей мерзкого, но ведь не меньше вспомни было доброго.
 ....умов,стихов ими написанных ни счесть. но алчим мы политики.
весь мир виновен в том что мы ни сделали,но в адрес свой мы не приемлем критики.
так пусть хоть горсть тех редких индивидуумов что не болеют общей суматохою
 читают Бродского с его особым виденьем. с той ни когда не повторившейся эпохою.
 (навеяло)( далее любимое)

Мимо ристалищ, капищ,
     мимо храмов и баров,
     мимо шикарных кладбищ,
     мимо больших базаров,
     мира и горя мимо,
     мимо Мекки и Рима,
     синим солнцем палимы,
     идут по земле пилигримы.
     Увечны они, горбаты,
     голодны, полуодеты,
     глаза их полны заката,
     сердца их полны рассвета.
     За ними поют пустыни,
     вспыхивают зарницы,
     звезды горят над ними,
     и хрипло кричат им птицы:
     что мир останется прежним,
     да, останется прежним,
     ослепительно снежным,
     и сомнительно нежным,
     мир останется лживым,
     мир останется вечным,
     может быть, постижимым,
     но все-таки бесконечным.
     И, значит, не будет толка
     от веры в себя да в Бога.
     ...И, значит, остались только
     иллюзия и дорога.
     И быть над землей закатам,
     и быть над землей рассветам.
     Удобрить ее солдатам.
     Одобрить ее поэтам.


Пользователи, сказавшие спасибо: spart1978